Mori no Seirei

Фотоколлекция Арт Сказки Бурундучий нор Записная книжка

Цитатник

Растить в душе побег унынья - преступленье,
Пока не прочтена вся книга наслажденья.
Лови же радости и жадно пей вино:
Жизнь коротка, увы! Летят ее мгновенья.

Бегут за мигом миг и за весной весна;
Не проводи же их без песни и вина.
Ведь в царстве бытия нет блага выше жизни, —
Как проведешь ее, так и пройдет она.

Если жизнь все равно неизбежно пройдет -
Так пускай хоть она безмятежно пройдет!
Жизнь тебя, если будешь веселым, утешит,
Если будешь рыдать - безутешно пройдет.

Спросил у чаши я, прильнув устами к ней:
"Куда ведет меня чреда ночей и дней?"
Не отрывая уст, ответила мне чаша:
"Ах, больше в мир ты не вернешься. Пей!"

За пьянство господом не буду осужден:
Что стану пьяницей, от века ведал он.
Когда бы к трезвости я сердцем был привержен,
Всеведенью творца нанес бы я урон.

Дай вина! Здесь не место пустым словесам.
Поцелуи любимой - мой хлеб и бальзам,
Губы пылкой возлюбленной - винного цвета,
Буйство страсти подобно ее волосам.

День завтрашний - увы! - сокрыт от наших глаз!
Спеши использовать летящий в бездну час.
Пей, луноликая! Как часто будет месяц
Всходить на небосвод, уже не видя нас.

Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь,
Что жизнь - не будь утех - была б до дна пуста.

Омар Хайам, Рубаи

Глубину моих чувств не вмещает ни винная чарка Ни прекрасная даль, что видна за осенним окном.
Цю Чи (китайский поэт Периода Шести Династий)

Жаркий огонь раздуваю в жаровне
Угли калю до красна
Я на рассвете теперь согреваюсь
Доброю чашей вина.

Нгуен Зы

Ветер играет розовой пеной
Гранатовых лепестков
Над головою прекрасной девы
Веток цветущих кров

Нгуен Зы

Пустынен древний походный дворец государя, сада дворцового цветы краснеют в одиночестве. Сединами убелённые придворные девы здесь, сидя без дела, говорят о Сюань-цзуне.
Юань Чжэнь, Императорский путевой дворец
Ду Хуа Пин, Цветы и деревья, как символы в китайской культуре

К концу царствования династии Тан написанные в произведении "Нанкинские картины" авторства Вэй Чжуана строки: "Обильные дожди над рекой Янцзы, вровень с рекой трава, шесть династий подобны пустому крику привидевшейся птицы" вычертили на фоне туманной пелены мелкого дождя картину берега Янцзы, одним махом заросшего ровно шелестящей зелёной травой, превратив воспоминания об исторических событиях в неуловимые грёзы, которым обычно трудно доверять.
Ду Хуа Пин, Цветы и деревья, как символы в китайской культуре

Я несколько поздно убедился, что одни лишь точные науки могут развивать и дисциплинировать ум, и что наши преподаватели словесности вырастили из нас напыщенных, пустых болтунов, людей бесполезных, не способных ни к какой серьезной деятельности.
Анатоль Франс, Жизнь в цвету

Поскольку любимым викторианским времяпрепровождением был траур, торговцы не забыли и про этот сегмент рынка. Скорбеть надо с размахом!
Кэрри Гринберг, Екатерина Коути, Женщины Викторианской Англии. От идеала до порока

"Мой брат был, сам знаешь, ныряльщик и подрядился в управление гавани расчищать от камней дно. И вот однажды под водой подплывает к нему это чудище и спрашивает человеческим голосом:
— Ну, и что ты здесь забыл?
— Камни, сэр, — говорит ему мой брат, — я собираю камни.
— Слушай, а не лучше ли будет, если ты уберешься отсюда подобру-поздорову?
— Так точно, сэр, — ответил ему мой брат.
Вот потому-то он и эмигрировал".

Уильям Батлер Йейтс, Кельтские сумерки

...Он же был совсем, почитай, слепой и «жил одним только, ходил из дома в дом, а соседи все собирались его послушать. Если ты с ним, к примеру, хорошо обошёлся, он тебя в стихах же и восхвалит, а если нет — проклянёт тебя по-ирландски. Он был самый великий поэт во всей Ирландии и даже о кусте мог сложить песню, если ему случалось, скажем, под кустом стоять. Был один такой куст, под которым он спрятался от дождя и сложил ему хвалу в стихах, а потом, когда вода стала-таки протекать сквозь листья, сложил хулу.
Уильям Батлер Йейтс, Кельтские сумерки

Взгрустнуть о том, что было когда-то столь приятным.
Ли Кюбо (о дневнике), Записки по дням и лунам о странствии по югу

Можно всю жизнь заниматься изысканным, прекрасным делом, но в силу собственной тупости не испытывать к нему ни малейшего интереса. К примеру, не ощущать аромат цветка, приходить в уныние от древних книг.
Ли Юй, Двенадцать башен

Надо признать, что последний довод был недурен, если уж голубок из басни тоже прибегнул к нему, чтобы утешить в разлуке свою нежную подругу. Но я не желал быть утешенным. Я полагал, что это невозможно и что горе будет выглядеть куда благороднее.
Тетя Шоссон пришла пообедать со мною. Я не испытывал ни малейшего удовольствия, видя перед собой ее совиную физиономию. Она тоже начала преподносить мне утешения, но они были так же черствы, как те пряники, которыми она угощала. Она была слишком скупа от природы, чтобы дарить щедрые, свежие, чистые утешения. За столом она заняла место моей дорогой мамы и таким образом отогнала от него ту неосязаемую тень, тот незримый свет, тот неуловимый отпечаток — словом, все то, что остается от дорогих отсутствующих на вещах, связанных с ними.
Нелепость ее присутствия выводила меня из себя. В полном отчаянье я отказался от супа и был очень горд своим отказом. Не помню, подумал ли я тогда, что Финетта в подобных обстоятельствах поступила бы, должно быть, точно так же, но если бы и так, то это вовсе не могло меня унизить, ибо я признавал, что по части инстинкта и чутья животные стоят намного выше меня. Матушка перед отъездом распорядилась приготовить слоеный пирог и крем, надеясь, что это немного облегчит мое горе. Я отказался от супа, но съел слоеный пирог и крем, и действительно нашел в этом некоторое утешение.

Симон из Нантуи разъезжал по ярмаркам с тюком холста за спиной и без передышки читал нравоучения. Он всегда и во всем был прав. Его история страшно мне надоела, и я до сих пор вспоминаю ее с тоской и унынием.

Анатоль Франс, Маленький Пьер

Мои 1200 десятин среди непролазных болот и вырубленного леса [купленные Кони потому что мировой судья без определённого кол-ва земли не мог был быть избран], до которых было «ни пройти, ни доехать», довольно долго обременяли меня разными сборами и в том числе, по иронии судьбы, взносами на стипендию в память Каткова, в течение многих лет настойчиво преследовавшего меня в своей газете. Наконец я освободился от этой земли, уступив ее для той же цели, с какой она была приобретена, и по той же цене лицу, желавшему быть избранным в мировые судьи, но вслед затем, лет пять назад, снова, по иронии судьбы, был, совершенно неожиданно для себя, почтен избранием в столичные почетные мировые судьи, от которого должен был отказаться по отсутствию ценза. Еще до утраты последнего мне пришлось на железной дороге иметь соседом очень словоохотливого сельского хозяина. Видя, что я слушаю с большим вниманием рассказы о его деятельности по удобрению, орошению, запашке и т. д., он спросил меня: «Вы, очевидно, тоже землевладелец, а сколько у вас десятин?» И, получив ответ, воскликнул: «О, да вы крупный помещик! И какое у вас хозяйство — трехпольное или…» — «Право, не знаю, — перебил я его, — кажется, что клюквенное», — погрузив его в недоверчивое и обиженное удивление…
Анатолий Фёдорович Кони, Из записок судебного деятеля

Гарднер пишет: «Геродот утверждает, что пирамиду построили с таким расчетом, чтобы площадь каждой грани равнялась площади квадрата, сторона которого равна высоте пирамиды». ... Гарднер не понимал, что, в сущности, следует из утверждения Геродота, однако был не первым и не последним, кто его приводит. .... Если понимать это буквально, получается, что древние египтяне и правда знали, что такое золотое сечение, поскольку это число не просто появляется в параметрах великой пирамиды, но и существует исторический документ, подтверждающий, что именно таково было намерение создателей сооружения: об этом нам говорит Геродот. Но так ли это? ... Очевидно, что параметры пирамиды изменить нельзя, поэтому единственная часть «доказательства» наличия золотого сечения, в которой можно усомниться, это утверждение Геродота. ... Оригинальный отрывок содержится в 124 параграфе книги II «Истории» Геродота, которая называется «Евтерпа». В классическом переводе читаем: «Она четырехсторонняя, каждая сторона ее шириной в 8 плефров и такой же высоты» (пер. Г. Стратановского). Обратите внимание, что плефр – это 100 греческих футов (примерно 101 английский). Что-то этот текст совсем не похож на то, что нам представляют как цитату из Геродота (что квадрат высоты равен площади стороны). Более того, параметры пирамиды, которые приводит Геродот, вообще не соответствуют действительности. Великая пирамида высотой далеко не 800 футов (напомним, что ее высота всего 481 фут), и даже сторона ее квадратного основания (около 756 футов) и то существенно меньше 800 футов. Так откуда же взялась эта «цитата»? Первая подсказка – статья сэра Джона Гершеля в «The Athenaeum». Согласно Гершелю, «заслуга выявления» этой особенности пирамиды и обнаружения цитаты из Геродота принадлежит не кому-нибудь, а Джону Тейлору в его книге «Великая пирамида. Кто и зачем ее построил?» ... Герц-Фишлер проследил, откуда пошла дезинформация, которая, видимо, была вызвана всего лишь неверным толкованием Геродота в книге Джона Тейлора, которая в наши дни приобрела мрачную славу. Начинает Тейлор с перевода из Геродота, который не слишком отличается от процитированного: «Каждая грань этой пирамиды, которых четыре, с каждой стороны имеет по восемь плефров, и высота такова же». Однако тут автор дает волю воображению – и предполагает, что Геродот имел в виду, будто количество квадратных футов в каждой грани равняется количеству квадратных футов в квадрате со стороной, такой же, как высота пирамиды. Однако даже при такой «вольной» интерпретации у Тейлора остается еще одна небольшая трудность – упомянутое число (восемь плефров) сильно расходится с действительными размерами пирамиды. Тейлор предлагает способ преодолеть эту трудность – и этот способ еще возмутительнее. Без какой бы то ни было логической аргументации Тейлор заявляет, что нужно умножить восемь плефров на площадь основания одной из меньших пирамид, стоящих к востоку от пирамиды Хеопса. Из всего этого следует, что текст Геродота едва ли можно считать документальным подтверждением наличия в проекте великой пирамиды золотого сечения. Совершенно необоснованная интерпретация текста, порожденная книгой Тейлора и впоследствии повторявшаяся бесчисленное множество раз, на самом деле бессмысленна и служит разве что очередным примером подтасовки данных. ... С этим выводом согласны не все. В статье под названием «Икосаэдр как основа дизайна великой пирамиды», опубликованной в 1992 году, Хьюго Ф. Ферхейен выдвигает предположение, что золотое сечение как мистический символ, вероятно, умышленно скрыли в параметрах великой пирамиды как «послание к посвященным». Однако, как мы еще увидим, для сомнений, что золотое сечение вообще учитывалось при строительстве пирамид, есть и другие основания.
Марио Ливио, φ – Число Бога. Золотое сечение – формула мироздания

А. П. сильнее обыкновенного пожал мне руку, мило улыбнулся — и только. Он не любил экспансивности. Я же чувствовал в ней потребность, так как сделался восторженным поклонником его таланта. Мне было уже трудно относиться к нему просто, как раньше, и я чувствовал себя маленьким в присутствии знаменитости. Мне хотелось быть больше и умнее, чем меня создал бог, и потому я выбирал слова, старался говорить о важном и очень напоминал психопатку в присутствии кумира. Антон Павлович заметил это и конфузился.

Спектакль «Чайки» имел громадный успех. После спектакля собралась публика. И только что я вышел на какую-то лесенку с зонтиком в руках, — кто-то подхватил меня, кажется, это были гимназисты. Однако осилить меня не могли. Положение мое было действительно плачевное: гимназисты кричат, подняли одну мою ногу, а на другой я прыгал, так как меня тащили вперед, зонтик куда-то улетел, дождь лил, но объясниться не было возможности, так как все кричали «ура». А сзади бежала жена и беспокоилась, что меня искалечат. К счастью, они скоро обессилели и выпустили меня, так что до подъезда гостиницы я дошел уже на обеих ногах. Но у самого подъезда они захотели еще что-то сделать и уложили меня на грязные ступеньки.
Вышел швейцар, стал меня обтирать, а запыхавшиеся гимназисты долго еще горячились и обсуждали, почему так случилось.

Что его больше всего поражало и с чем он до самой смерти примириться не мог, это с тем, что его «Три сестры», а впоследствии «Вишневый сад» — тяжелая драма русской жизни. Он был искренне убежден, что это была веселая комедия, почти водевиль.

К. С. Станиславский, А. П. Чехов в Художественном театре
Воспоминания о Чехове

Насмешки и поношения не стоят, мне кажется, ничего: если им противостоит крепкий духом человек, они не действуют; иное дело, если человек слаб и ничтожен — насмешки не только задевают его, но доводят подчас до гибели. Доказательство тому следующее: Сократ на издевательства комедии отвечал смехом, а Полиагр повесился.

Весьма часто с трудом по оболу скопленные деньги перекочевывают, как говорит Архилох, в брюхо распутной девки.

Существует персидский обычай, согласно которому подавать царю советы относительно каких-нибудь тайных или спорных дел полагается, стоя на золотой дощечке. Если они будут одобрены, советчик получает ее в награду, однако его бьют плетьми за то, что он осмелился перечить царю. Свободному человеку, мне думается, следовало бы помнить, что оскорбление, каково бы оно ни было, не уравновешивается наградой.

Лакедемонянин Ликург, сын Евполия, стремился приучить своих соотечественников к справедливости, но вот как был за это вознагражден: ... Ликург лишился глаза потому, что его ударили палкой. ... Эфор сообщает, что Ликург кончил свои дни нищим изгнанником.

Оратор Ликург ввел закон, запрещавший женщинам отправляться на мистерии в повозках, запряженных парой лошадей; нарушившая его подвергалась большому штрафу. Первая, кто ослушалась этого закона, была жена Ликурга.

Афинянин Клисфен первым ввел такую меру наказания, как остракизм, и первым был к нему приговорен.

Алкивиад... как-то раз, зайдя в школу, где обучались дети, попросил одну из песен «Илиады». Учитель отвечал, что у него-де нет Гомера. Алкивиад сильно ударил его кулаком и удалился. Этим поступком он показал, что учитель — человек невежественный.

Элиан Клавдий, Пёстрые рассказы

Приятно было бродить в окрестностях усадьбы, разговаривая с хозяином, или сидеть на берегу маленького пруда, про который Чехов говорил, что у него там караси, но что он намерен дать им конституцию…
В.Н.Ладыженский, В сумерки
Воспоминания о Чехове

Произошло это в Доме искусств, среди довольно разнообразной публики, преимущественно писавшей стихи, что тогда было повсеместным и очень стойким общественным недугом.
Константин Федин, Литературная студия
Воспоминания о Корнее Чуковском


Ему [Чуковскому] очень нравились такие шутки, как «бабарельеф» (о толстых женщинах), «вьюбчивый человек», «снобит», «дребеденьги», «противозажиточные средства». «Не все то молодо, что свистит», «Укатали Свифта крутые горки», «Шиллера в мешке не утаишь», «Кот кончил высшее техническое урчилище», «Делаю кошке Чосер, а она отвечает Муром», «английский писатель Хренли», «Береги челюсть смолоду» и так далее — многое.

Елена Благинина, Он был целой страной
Воспоминания о Корнее Чуковском

Мы с Володей постоянно сражались за Танюшу: я хотела, чтобы Танюша играла со мной, а Володя требовал, чтобы только с ним. Мы не спрашивали согласия кроткой Танюши и тянули ее за руки в разные стороны, награждая друг друга тумаками, а попутно доставалось и Танюше.
К. И. и дедушка несколько секунд следили за сражением.
— Да, — вздохнул дедушка, указывая на Танюшу, — настоящая «рабыня веселья».
— Жертва общественного темперамента, — подтвердил Чуковский.

С. Богданович, В те баснословные года
Воспоминания о Корнее Чуковском

Помню, как-то в воскресенье, с удовольствием поев черничного пирога, К. И. вдруг вскочил и плачущим голосом сказал:
— Что же это я наделал? Ведь у меня сегодня гости, а я вернусь домой с черными зубами, и все поймут, что я на свой ужин не понадеялся и заранее наелся черничным пирогом.
Маяковский поднял на К. И. свои большие печальные глаза и спокойно пробасил:
— Ничего. Скажите, что у вас шнурки на ботинках так затянулись, что пришлось зубами развязывать.

С. Богданович, В те баснословные года
Воспоминания о Корнее Чуковском

Вольфскель отнюдь не был одаренным математиком, и ему не было суждено внести заметный вклад в поиски доказательства Великой теоремы Ферма. Но цепочка неординарных событий привела к тому, что его имя оказалось навсегда связанным с теоремой Ферма и вдохновило тысячи людей заняться поиском ее доказательства.

История начинается с того, что Вольфскель увлекся красивой женщиной, личность которой так никогда и не была установлена. К великому сожалению для Вольфскеля, загадочная женщина отвергла его. Он впал в такое глубокое отчаяние, что решил совершить самоубийство. Вольфскель был человеком страстным, но не импульсивным, и поэтому принялся во всех подробностях разрабатывать свою смерть. Он назначил дату своего самоубийства и решил выстрелить себе в голову с первым ударом часов ровно в полночь. За оставшиеся дни Вольфскель решил привести в порядок свои дела, которые шли великолепно, а в последний день составил завещание и написал письма близким друзьям и родственникам.

Вольфскель трудился с таким усердием, что закончил все свои дела до полуночи и, чтобы как-нибудь заполнить оставшиеся часы, отправился в библиотеку, где стал просматривать математические журналы. Вскоре ему на глаза попалась классическая статья Куммера, в которой тот объяснял, почему потерпели неудачу Коши и Ламе. Работа Куммера принадлежала к числу самых значительных математических публикаций своего века и как нельзя лучше подходила для чтения математику, задумавшему совершить самоубийство. Вольфскель внимательно, строка за строкой, проследил за выкладками Куммера. Неожиданно Вольфскелю показалось, что он обнаружил пробел: автор сделал некое предположение и не обосновал этот шаг в своих рассуждениях. Вольфскель заинтересовался, действительно ли ему удалось обнаружить серьезный пробел, или сделанное Куммером предположение было обоснованным. Если был обнаружен пробел, то имелся шанс, что Великую теорему Ферма удастся доказать гораздо проще, чем полагали многие.

Вольфскель сел за стол, тщательно проанализировал «ущербную» часть рассуждений Куммера и принялся набрасывать минидоказательство, которое должно было либо подкрепить работу Куммера, либо продемонстрировать ошибочность принятого им предположения и, как следствие, опровергнуть все его доводы. К рассвету Вольфскель закончил свои вычисления. Плохие (с точки зрения математики) новости состояли в том, что доказательство Куммера удалось исцелить, и Великая теорема Ферма по-прежнему осталась недоступной. Но были и хорошие новости: время, назначенное для самоубийства, миновало, а Вольфскель был так горд тем, что ему удалось обнаружить и восполнить пробел в работе великого Эрнеста Куммера, что его отчаяние и печаль развеялись сами собой. Математика вернула ему жажду жизни.

Вольфскель разорвал свои прощальные письма и переписал свое завещание в свете случившегося в ту ночь. После его смерти, последовавшей в 1908 году, завещание было оглашено и повергло семью Вольфскеля в шок: выяснилось, что Пауль завещал значительную часть своего состояния в качестве премии тому, кто сумеет доказать Великую теорему Ферма. Премия в 100000 марок (более 1 000 000 фунтов стерлингов в современных масштабах) была той суммой, которую Вольфскель счел своим долгом уплатить в награду за головоломную проблему, спасшую ему жизнь.

Великая Теорема Ферма, Саймон Сингх

Почти все «доказательства» написаны на самом элементарном уровне (и используют обозначения, заимствованные из высшей математики и, быть может, некоторых плохо усвоенных работ по теории чисел). Тем не менее понять их очень трудно. В социальном плане отправители нередко оказываются людьми с техническим образованием, но с несложившейся карьерой, которые пытаются теперь достичь успеха с помощью доказательства Великой теоремы Ферма. Некоторые рукописи я передал психиатрам, и те диагностировали тяжелую шизофрению.
/Ф. Шлихтинг про "доказательства" Теоремы Ферма/

Великая Теорема Ферма, Саймон Сингх

Публика принялась рукоплескать отчаянно, вызывать… Один семинарист из малороссов, между прочим, так громогласно орал: «Мылыч! Мылыч!», что его сосед вежливо, с участьем попросил его «пощадить в себе будущего протодьякона!»
Тургенев,

Маланья Павловна обожала своего мужа — и всю жизнь оставалась примерно верной женой; но был и в её жизни «предмет», молодой племянник, гусар, убитый, как она полагала, на дуэли из-за неё — а по более достоверным известиям, умерший от удара кием по голове в трактирной компании.
Тургенев, Старые портреты

Говорить комплименты той, которую любишь, — это первый способ ласки, робкая попытка дерзости. Комплимент — нечто вроде поцелуя сквозь покрывало. Скрытая еще чувственность накладывает на него свой сладкий отпечаток; сердце еще отступает перед чувственностью, чтобы еще сильнее любить.
Гюго, Отверженные

Следующие годы Бач-и-Рита посвятил изучению исключений из теории локализационизма. Знание нескольких иностранных языков позволило ему познакомиться с ранними научными работами, не переведенными на английский, и заново открыть исследования, проводимые до того, как в мире науки окончательно воцарился локализационизм. ... А еще он прочитал написанную на французском языке работу Поля Брока, которую часто цитировали, но редко издавали в переводе, и выяснил, что даже Брока, в отличие от своих последователей, не отвергал полностью идею пластичности мозга.
Норман Дойдж, Пластичность мозга (Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга)

... и как можно скорее и как можно лучшим способом помочь означенному Джему избавиться от тягостей сего мира и переселить его душу в другой мир, где он имел бы самый лучший покой.
/се пишет папе турецкий султан о своём брате/

В среду, 25 февраля, Джем, иначе Зизим, брат великого турка, который недавно был вручен королю Франции святейшим папой нашим на основании заключенного между ними условия и договора, расстался с жизнью от пищи или питья, несообразного с его природой и непривычного.
/Бурхард про очевидно отравленного/

Иоганн Бурхард, Дневник о римских городских делах

Есть такие люди, добродетель коих состоит скорее в том, чтобы жаловаться на непорядок, а не исправлять его установлением дисциплины. Не таких мы ищем, их добродетель не более чем видимость, ибо, не имея стремления к полезным действиям, она мало чем отличается от порока, который вреден во всех своих проявлениях.
Ришелье, "Политическое завещание" или "Принципы управления государством".

Дымное исчадье полнолунья,
Белый мрамор в сумраке аллей,
Роковая девочка, плясунья,
Лучшая из всех камей.
От таких и погибали люди,
За такой Чингиз послал посла,
И такая на кровавом блюде
Голову Крестителя несла.
Анна Ахматова, Надпись на портрете (1946)

Тем-то волны меня и волнуют,
Что несут меня прочь от тебя.
...
Ты из смертных, и ты не лукава,
Ты из женщин, но им не чета.
Ты любовь не считаешь забавой,
И тебя не страшит клевета.

Байрон, Стансы к Августе
Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века)

Я изнемог от мук веселья,
Мне ненавистен род людской,
И жаждет грудь моя ущелья,
Где мгла нависнет над душой!

Байрон
Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века)

А грудь её была кругла, -
Казалось, ранняя зима
Своим дыханьем намела
Два этих маленьких холма.

Роберт Бернс, Ночлег в пути
Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века)

Какой поэт бывает рад,
Что преуспел его собрат,
И не находит в том причины
Желать сопернику кончины?

Дж. Свифт, Стихи на смерть доктора Свифта
Английская поэзия в русских переводах (XIV-XIX века)

Самый известный из них - парадокс Рассела. По всей видимости, большинство множеств не являются элементами самих себя: скажем, множество моржей - это не морж; множество, содержащее только одного члена, Жанну д'Арк, само не является Жанной (множество не человек!), и так далее. В этом смысле, большинство множеств совершенно заурядны. Однако существуют такие "самозаглатывающие" множества, которые содержат самих себя, как, например, множество всех множеств, или множество всех вещей за исключением Жанны Д'Арк, и тому подобные. Ясно, что множества могут быть только одного из этих двух типов - либо заурядные, либо самозаглатывающие - и ни одно множество не может входить сразу в два класса. Однако ничто не мешает нам изобрести множество R всех заурядных множеств. На первый взгляд, R кажется довольно заурядным изобретением, но вам придется пересмотреть свое мнение, если вы спросите себя, является ли множество R самозаглатывающим или заурядным. Вы придете к следующему ответу: R не является ни тем, ни другим, так как любой из этих двух ответов приводит к парадоксу.
Даглас Р. Хофштадтер, Гедель, Эшер, Бах: эта бесконечная гирлянда

Рукава увлажнив,
Эти листья сорвал я с бадьяна,
Все в рассветной росе.
Пусть несбыточны мои грёзы -
Только в них нахожу отраду…

Нидзё, Непрошеная повесть

Японское название дневника Митицуна-но хаха — «Кагэро никки» (старояп. «Кагэро-но никки»). Первоначально оно писалось силлабемами, а со времен Фудзивара Тэйка — иероглифами, означающими «Дневник подёнки» (подёнка-—насекомое, живущее всего один день, от утра до вечера). Но слово кагэро имеет в японском языке омоним, означающий «струящийся от жары воздух». Авторское объяснение смысла названия дневника содержится в двух последних фразах первой книги: «Вот так накапливаются годы и месяцы, но, если неожиданно для самой себя станешь печалиться о прошлом, тебя не порадует даже наступление Нового года. А если подумаешь, насколько мимолетна жизнь, возникает такое чувство, будто не знаешь, то ли есть она, то ли нет. Поэтому дневник нужно назвать "Кагэро-но никки"».
Во времена Митицуна-ио хаха сочетание слов кагэро и «то ли есть, то ли нет» (ару ка наки ка) стало принимать характер устойчивого и ассоциировалось в литературе -со словом ё — т. е. «этот мир», «наша жизнь» [116, 1; 89, 4]. Кагэро — это нечто реальное и вместе с тем неуловимое, мимолетное. Такой по буддийским представлениям является человеческая жизнь. Она похожа на струящийся от жары воздух, но она же похожа и на жизнь подёнки, потому что мимолетна, «как сон одной ночи». Это подчеркивается и фразеологией: кагэро-но готоки (подобный подёнке).
Независимо от того, как этимологизировала слово кагэро сама писательница, название её произведения нельзя толковать как «Дневник подёнки», так же, как нелепо переводить его словами «Дневник струящегося от жары воздуха». Этот дневник той мимолетности, непостоянства, призрачности, эфемерности, какой представлялась Митицуна-но хаха собственная жизнь. Поэтому точнее всего переводить название дневника как «Дневник эфемерной жизни».

В.Н.Горегляд, Дневники и эссе в японской литературе X - XIII вв.

Открывая утром газеты, смотришь - что новенького произошло в русской истории последних десятилетий.

Оглушительное отсутствие аплодисментов.

Стали думать, прежде чем говорить, и косноязычие осложнилось скудомыслием.

Гуманная каша для инфальтильных мозгов.

Л. В. Шебаршин,КГБ шутит...

... этот господин как будто по обязанности взял на себя задачу изумлять всех оригинальностью и весёлостью, но у него как-то никогда не выходило. На некоторых он производил даже неприятное впечатление, отчего он искренно скорбел, но задачу свою всё-таки не покидал.
Достоевский, Идиот

Трёхсторонние позиции. ... 2б Я+ ты- они-. Позиция одинокого праведного критика, позиция высокомерия в чистом виде. "Все должны склоняться передо мной и подражать мне, насколько это доступно таким ничтожествам."
3а. Я- ты+ они+. Позиция кающегося святого или мазохиста, позиция меланхолика в чистом виде. "Я самый недостойный человек в мире".

Берн, Люди, которые играют в игры

Даже ночью, когда Родион Антоныч лежал на одной постели со своей женой, он едва забылся тревожным тяжелым сном, как сейчас же увидал самый глупейший сон, какой только может присниться человеку. Именно, видит Родион Антоныч, что он не Родион Антоныч, а просто… дупель.
Мамин-Сибиряк, Горное гнездо

В одном исследовании, проведённом по инициативе производителя мыла, утверждается, что, принимая душ, "мужчина делит своё время между мечтами о сексе (57%) и мыслями о работе (57%)". Как пишет в своём блоге Дэйв Берри, "это говорит о двух вещах: 1) мужчины говорят неправду в опросах; 2) те, кто проводят опросы не в ладах с математикой".
Гари Маркус, Несовершенный человек

В этой песне следует обратить внимание на три последних иероглифа [содэ фу ру]. Из них первый обозначает слово "рукава" в соответствии со своим значением, а два других использованы как фонетические знаки для обозначения японского глагола "фуру", "махать". Однако из этих двух иероглифов первый, "фу", имеет собственное значение "ткань", а последний, "ру", имеет собственное значение "поток, течение". При чтении этого места сразу возникает образ развевающейся ткани, текущей по ветру, как горный поток.
Кадзуаки Судо, Японская письменность от истоков до наших дней

«Будучи морально разложившимся человеком, Берия сожительствовал с многочисленными женщинами…» — записали следователи в «приговор». Есть в деле и список этих женщин. Вот только незадача: он практически полностью совпадает со списком женщин, в сожительстве с которыми был обвинен арестованный за год до того начальник охраны Сталина генерал Власик. Надо же, как не везло Лаврентию Павловичу. Такие возможности были, а бабы доставались исключительно из-под Власика!
Елена Прудникова

– Квартира шесть к., др., пар., шв., тел.
– Что-о? – в ужасе переспрашивают неопытные слушатели. – Они себе, однако, очень много позволяют.
Неопытным всегда кажется, что "пар. шв. тел." значит "паршивый телефон". Только с годами начинают понимать, что "пар. шв." значит "парадная, швейцар", что, впрочем, не всегда исключает и паршивый телефон.
"Сдается угол для дамы. Здесь же стойло на одну лошадь".

Надежда Тэффи, Осенние дрязги

Тут выступил Гуськин.
— Главное дело, не забудьте сказать, что я прежде всех сидел в карантине, — внушительно сказал он мне.— Еще вздумают меня тут задерживать! Я свою мамашу уже пять месяцев не видал.
И, повернувшись к изумленным офицерам, заявил официальным тоном:
— Я нахожусь уже пять месяцев вне матери.

Надежда Тэффи, Ностальгия

Один мой знакомый, работавший в издательстве «Наука», любил говорит ученым: «Вашу книгу ждут во всем мире…» Здесь он делал небольшую паузу, а затем прибавлял: «…одиннадцать человек».
Леонтьев, Путешествие по карте языков мира

Я Кобе сказал, а он говорит: А может не сама? Я говорю, а чёрт её знает. Коба говорит: "Чёрт, не чёрт, А ЧК должна знать".

Сегодня товарищ Сталин вызывал, и сказал, принимай Лаврентий Наркомат. ... Только не зазнавайся, говорит, а то мы уже устали менять в ЧК наркомов.

Берия Лаврентий Павлович, «Сталин слезам не верит». Личный дневник 1937—1941

... тебе уже прогулы на кладбище ставят!

... набить все три рожи Горынычу, поотрывать Кощею предполагаемые контейнеры со смертью...

Максим Малявин, Записки психиатра, или Всем галоперидолу за счет заведения

...сам факт обнажения действительно никого не интересовал, кроме как иностранных путешественников, «частенько видавших», вызывающих «любострастие», голых российских баб, от чего вечно находившихся в слегка возбужденном состоянии. Кстати заметим, что когда во время пребывания Петра I в Париже русские гренадеры его сопровождавшие устроили себе баню на берегу Сены, в которой они купались ради остывания, это, по мнению французов, «смерть приключающее действие произвело многолюдное сборище Парижан».
Вознесенский М., Сюрпризы на пирах Петра Великого

В ответ на «звягливое» послание шведского короля царь (Грозный) пишет:
«Нам твои титулы дьяк до обеда вычесть не поспел. В которых ты своих чуланах откопал, что твой род от кесарей римских? А на Москве добре ведомо, что твой род сермяжный. Ты забыл, а мы знаем: твой родитель, в рукавицы нарядяся, по рынку ходит, коней меняет, жеребцам в зубы смотрит. И ты над твоими думными боярами не больше и не краше старосты в деревне. И потому тебе непригоже с нами, великим государем московским, лицо в лицо грамотами ссылатись. А пиши ты к нам через наместника. Не обидься… Еще звонишь ты в большой звон, что Москва твои рубежи воюет. Мы про то не слыхали. Знатца, порубежные мужики спьяна подрались, а твоему величеству война приснилась… Еще пишешь, будто Москва окраинные города от латинских королей отлучить замышляет… А и то бы не дико: вера едина, язык един… А что твое величество, взяв собачий рот, лаю пишет, будто я твою жену у тебя отымаю, и о том у нас много смеху было… Сыщи ты переводшиков пограмотнее. Пущай новгородскую нашу грамоту ладом перетолмачат. А твоя королева нам не надобна. Никто ее у тебя не хватает».

Борис Викторович Шергин, Слово о Москве

Конечно, любому приятнее думать, что он не от обезьяны, а от Бога. Поэтому какой эффект могут дать дать, к примеру, "равноправные" и "демократические" публичные искуссии с креационистаи? Только один (и это многократно подтверждено на практике): зрители или читатель приходит к выводу, что эволюция - это не строго установленный научный факт, а лишь теория, по которой есть мнения как "за", так и "против". Это неизбежно подталкивает зрителя в сторону креационизма. Таким оббазом, подобные дебаты под маской "объективности и беспристрастности" в действительности служат интересам только одной из сторон.
Александр Марков, Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня: неожиданные открытия и новые вопросы

Да всякий бы день у мужа жена спрашивала да советовалась ... А в гости ходить и к себе приглашать и пересылаться только с кем муж разрешит.
Сильвестр, Домострой

НА ХУДОЖНИКА-ПОРТРЕТИСТА
В своих портретах, как ни бился,
Добиться сходства он не мог.
Его детьми утешил бог,—
И в них он сходства не добился!

Маршак, Переводы. Из народной поэзии; Эпиграммы; Из зарубежных поэтов; Из поэтов народов СССР

В средние века виновником тарантизма – заболевания, характеризующегося судорогами и хореическими движениями, считали тарантула апулийского. Методы лечения того времени состояли в усиленных движениях больного до обильного потоотделения, во время которого якобы удалялся из организма яд. Больных заставляли быстро двигаться, а часто и танцевать под быструю ритмичную мелодию; так родилась тарантелла, одно из па которой напоминает движение человека, раздавливающего ногой паука.
Петров В. И., Ревяко Т. И. Наркотики и яды: психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растени

Если увидишь гадину, не раздумывай о том, что отец ее был гадом, а мать - гадиной, что всю жизнь обращались с нею гадко и что вокруг себя она видела преимущественно гадов, а просто раздави ее. Если сможешь...
С.К.Коваль, генерал-майор

Лесток... приехал в Россию искать своего счастия и скоро очутился в Сибири.

...где нашла она сестру княгиню Дашкову, которой от столь знаменитого предприятия (переворот) остались в удел только беременность, скрытая досада и горестное познание людей.

Клод Карломан Рюльер, История и анекдоты о революции в России 1762 года

Кажется, я все понял. Старуха была «с приветом» и сейчас пыталась передать мне этот привет.
Коваль, Самая легкая лодка в мире

Слово «случайность» просто скрывает наше незнание. Оно означает: «Определяется какими-то пока неизвестными или точно не установленными факторами».

Гены не контролируют свои создания в буквальном смысле, критикуемом как «детерминизм». Мы без труда (даже безо всякого труда) бросаем им вызов всякий раз, когда используем противозачаточные средства.

Запись в дневнике первой герцогини Мальборо: "Его светлость вернулся сегодня с войны и, не снимая сапог, дважды доставил мне удовольствие".

Ричард Докинз, Эгоистичный ген

Весна наступила на кончик хвоста,
Тот час заоравшего громко кота...

Г.М. Кружков, Рукопись, найденная в капусте: Стихи и сказки

Русские напоминают мне греков своими бесконечными тостами и готовностью целоваться. За последние три недели я перецеловал больше мужчин, чем Оскар Уайльд за всю свою жизнь. Они все стремятся расцеловать и Ли, и это лишний раз убеждает меня в том, что за коммунистами нужен глаз да глаз.
Дж. Даррелл, дневник

Известный физик академик Лазарев ... как-то обмолвился...: "Каждый год с наступлением теплого времени года одни русские люди предпринимают паломничества по святым местам, а другие - по местам дачным: в основе обоих видов скитальчества лежит свойственное русскому народу тяготение к страданию".
Грабарь, письма

Дорога к Эшоби придется по вкусу любителям умервщления плоти...
Дж. Даррелл

ЗАГАДОЧНАЯ ЖЕНЩИНА
Моля о свиданье опять и опять,
Не тронул я сердца прелестницы…
Хоть женщинам свойственно чувства скрывать,
К чему меня сбрасывать с лестницы?

Исаак Биккерстаф, из книги "Английская классическая эпиграмма" (в переводе Васильева)

О ПЕВЦАХ
Не всякий лебедь должен петь,
Почуяв близость смерти,
Иному лучше помереть
До первых нот в концерте.

Сэмюел Тейлор Колридж, из книги "Английская классическая эпиграмма" (в переводе Васильева)

ЖЕРТВА ОЖИДАНЬЯ
Пред нами – жертва ожиданья!
Напрасно жертвуя собой,
Он ждал на улице свиданья
Под водосточною трубой.
О человек – сосуд непрочный!
Весной, когда идут дожди,
Ты под трубою водосточной
Своей возлюбленной не жди!

Мэтью Прайор, из книги "Английская классическая эпиграмма" (в переводе Васильева)

Вода показалась в пробоинах новых.
Бороться со штормом уж не было сил.
Тут пастырь матросам грехи отпустил.
Матросы решили, что тяжесть грехов их
Взял пастырь теперь на себя одного,
И, чтобы корвет разгрузить хоть немного,
Команда схватила служителя бога
И в бурное море швырнула его.

Джон Тейлор, из книги "Английская классическая эпиграмма" (в переводе Васильева)

О Диогене Синопском:
Платон пригласил к себе в гости друзей ... пришел и Диоген и стал топтать ковры хозяина дома со словами: "Попираю тщеславие Платона!" На что Платон ответил: "Другой гордыней".

Однажды Диоген просил милостыню у скряги. Тот мешкал, не спеша подавать. «Человече, — сказал ему Диоген, — я прошу у тебя на пропитание, а не на погребение».

Для жизни надо запастись разумом или веревкой на шею.

Увидев бездарного борца, занявшегося врачебной практикой, Диоген спросил: «Это зачем? Не для того ли, чтобы отомстить тем, кого он не смог победить в состязаниях?»

Как-то он просил милостыню у ворчливого и угрюмого человека. "Если ты меня убедишь, то подам", - сказал тот. "Да если бы я мог тебя убедить, то давно бы заставил повеситься".

Рукоблудствуя на глазах у всех, он приговаривал: "Вот кабы и голод можно было унять, потирая живот!"

Диоген Лаэртский,Жизнь, учения и изречения знаменитых философов

Увидев прихорашивающуюся старуху, Диоген сказал: "Если для живых, то напрасно, если же для мёртвых, то не мешкай".
Диоген Синопский, Я - собака

Для того, чтобы самое банальное происшествие превратилось в приключение, достаточно его рассказать. Это-то и морочит людей; каждый человек - всегда расказчик историй, он живёт в окружении историй, своих и чужих, и всё, что с ним происходит, видит сквозь их призму. Вот он и старается подогнать свою жизнь под рассказ о ней.
Сарт, Тошнота

Подобно всем тем, кто старается исчерпать предмет своего красноречия, он гораздо раньше исчерпал терпение своих слушателей.
Оскар Уайльд, Портрет Дориана Грэя

Благотворительность - это последнее прибежище для тех, кто любит допекать своих ближних.
Оскар Уайльд, Идеальный муж

Не стоит заглядывать черезчур глубоко в душу, иначе скоро наткнёшся на отстойник, куда сливаются нечистоты.

К чему вечно таскать за собой свое прошлое, когда уже давно его перерос?

Ремарк, Тени в раю

"Во всей России, кроме славянофилов, никто не носит мурмолок. А К. Аксаков оделся так национально, что народ на улицах принимал его за персиянина". Как рассказывал, шутя, Чаадаев.
Герцен, Былое и думы